barucaba (barucaba) wrote,
barucaba
barucaba

Categories:

Церковь Сент-Фуа в Селеста (Sélestat), Эльзас (Alsace)

Оригинал взят у frenchhistorian в Церковь Сент-Фуа в Селеста (Sélestat), Эльзас (Alsace)
Романская церковь XII века:





История церкви началась с убийства. В 1089 году граф Гуго фон Эгисхейм, племянник папы римского Льва IX, был убит в покоях страсбургского епископа Оттона Гогенштауфена (1082-1100), который пригласил его к себе в дом в знак примирения после вооруженного конфликта. Сам прелат, по всей видимости, был к этому преступлению непричастен, хотя это наверняка и не доказано. Предполагают, что убийство Гуго было совершено подручными другого его врага — Фридриха I фон Штауфена (ок.1050–1105), герцога Швабии и Эльзаса, того самого, который построил замок на горе Штауфен и стал родоначальником династии Гогенштауфенов. Фридрих был братом епископа Оттона, так что заказчиком убийства в любом случае выступил один из братьев Гогенштауфенов. Ведь и для Оттона, и для Фридриха Гуго фон Эгисхейм являлся серьезным противником, выступавшим на стороне папства в конфликте, получившем название «борьба за инвеституру» (т.е. за право вводить в должность епископов). Фон Штауфены же, в свою очередь, выступали на стороне императора.

Известно, что в 1092 или 1093 году братья Оттон и Фридрих совершили паломничество в Сантьяго-де-Компостела — надеясь, обрести прощение за свои грехи. Согласно легенде, мать Оттона и Фридриха, Хильдегарда (Hildegard von Egisheim) (вдова рано умершего Фридриха фон Бюрена (Friedrich von Büren) и прабабушка Фридриха Барбароссы), сама происходившая из одного с Гуго эльзасского рода фон Эгисхейм и, как и он, бывшая племянницей Льва IX, тоже терзалась угрызениями совести из-за содеянного ее отпрысками. Видимо, в знак покаяния Хильдегарда фон Эгисхейм в 1094 году передала свои земли на территории нынешней Селесты бенедиктинским монахам. Поэтому ее нередко называют Хильдегардой фон Шлеттштадт (Hildegarde von Schlettstadt), то есть Хильдегардой из Селесты.

Но то были не простые монахи, а бенедиктинцы из далекой деревни Конк (Conques), что на юге Франции, в историческом графстве Руэрг (Rouergue). Живописный Конк, являющийся одной из важнейших во Франции остановок на паломническом пути св. Иакова, всегда привлекал верующих монастырской церковью (Abbatiale Sainte-Foy de Conques), в которой почивают мощи святой Фе Аженской, украденные из Ажена одним монахом. Вероятно, выбор Хильдегарды пал именно на монахов из аббатства Св. Фе в Конке в связи с тем, что она, как и ее сыновья, тоже совершала паломничество в Сантьяго-де-Компостела. Не менее важной причиной было и то, что в эпоху вышеупомянутого противостояния папы и императора эльзасские монастыри выступали на стороне папы и, следовательно, были противниками Гогенштауфенов — основной опоры императорских сил.

Итак, небольшая группа монахов-бенедиктинцев из южной Франции переехала в Селесту и создала здесь свою общину. Основу обители составила переданная им Хильдегардой часовня, которая на тот момент уже существовала в Селесте. Этот небольшой храм-ротонда, носивший имя Гроба Господня, был возведен по распоряжению Хильдегарды фон Эгисхейм еще в 1087 году и освящен ее сыном епископом Оттоном. От того древнего храма Хильдегарды сегодня сохранилась лишь крипта и несколько скульптурных деталей.

Таким образом, в 1094 году вокруг храма Гроба Господня был основан монастырь-приорат (prieuré de Sainte Foy de Sélestat), подчинявшийся аббатству Св. Фуа в Конке. В скором времени церковь, как и монастырь, была названа в честь святой Фе Аженской. Эта почитаемая в католичестве святая происходила из очень богатой семьи и жила в эпоху правления римского императора Максимиана (285-310). Не пожелав отказаться от христианской веры, двенадцатилетняя девушка была приговорена к сожжению живьем на раскаленной решетке. Ниспосланная небом буря потушила огонь, однако юная мученица не избежала смерти и была казнена отсечением головы в 303 году.

Первоначально бенедиктинцам не слишком уютно жилось в незнакомой Селесте: в конце 1094 года в Германии, Франции и Италии разразилась страшная эпидемия чумы, одной из жертв которой стала, как считают, и сама Хильдегарда, а также ее сын Конрад и дочь Аделаида. Монахи страдали от холода и голода и даже подумывали вернуться в Конк. На тот момент им принадлежало в Селесте крайне мало владений, однако, по счастью, в скором времени четверо оставшихся в живых сыновей Хильдегарды решили пожертвовать аббатству в Конке все свои земли в Селесте. Тем самым они обеспечили монастырю богатство и процветание. Кроме того, епископ Оттон и другие братья Гогенштауфены пожаловали приорату прочие блага и привилегии. Их примеру последовали и другие состоятельные верующие.

Маленький храм быстро оказался слишком тесным для монахов, и в XII веке было начато строительство более крупной церкви Св. Фуа в романском стиле. Благо разнообразные источники доходов позволяли приорату осуществлять масштабные строительные работы. Новая монастырская церковь была построена в 1152-1190 гг. (по другим данным — в 1145-1165 гг.). Строительство велось быстро и успешно, во многом благодаря пожертвованиям правнука Хильдегарды — императора Фридриха I Барбароссы. В тот же период император оказывал покровительство расположенному неподалеку от Селесты знаменитому эльзасскому монастырю на горе Сент-Одиль (Mont Sainte-Odile). А церковь Св. Фуа тогда же была украшена витражами с надписью "Tempore quo rediit superatis Mediolanis/Nos rex romanus fieri jussit Fridericus" («Нас приказал изготовить король римский Фридрих во время, когда он вернулся после покорения Милана» [т.е. после 1158 или 1162 года]). Об этой надписи нам известно благодаря воспоминаниям эльзасского гуманиста XVI века Беатуса Ренануса. Сами витражи были впоследствии демонтированы иезуитами и утрачены.

В качестве архитекторов для строительства нового храма были, как считают искусствоведы, приглашены мастера из Лотарингии. Не случайно по всем важнейшим архитектурным характеристикам церковь Св. Фуа является «родной сестрой» Кафедрального собора в Сен-Дье-де-Вож (Saint-Dié-des-Vosges).

Главный западный фасад церкви датируется второй половиной XII века и сохранил оригинальное скульптурное оформление. (Исключение составляют створки деревянных дверей и живописный декор тимпана, выполненные в 1890 году по проекту реставратора Карла Винклера). В основаниях арки этого романского портала мы видим консоли в виде двух сидящих атлантов. На капителях колонн изображены ангелы, причудливые крылатые монстры, змеи и львы.











Основание монастыря положило начало и развитию города Селеста как такового. Не случайно на гербе города изображен лев с герба Гогенштауфенов, так как именно благодаря этому семейству рос и расширялся монастырь, а вместе с ним и всё поселение. Приорату Св. Фуа принадлежала верховная власть в городе до тех пор, пока в 1217 году император Фридрих II Штауфен не пожаловал Селесте статус вольного города, что привело к многолетним конфликтам монастыря с городом. Бенедиктинские монахи занимали обитель вплоть до начала XV века. Несмотря на комфортные условия и многочисленные источники доходов, монастырь не обладал в этой чуждой для себя местности должным влиянием. Французские послушники даже местным языком практически не владели, так что вряд ли можно было говорить об эффективном донесении до народа слова Божьего. Последний бенедиктинский приор, Раймон Ромигер (Raimond de la Romiguière), покинул Селесту в 1424 году. Несомненно, что в XV веке, когда Эльзас еще не принадлежал Франции, это был единственный монастырь в регионе, где жили монахи, представлявшие французскую культуру и французский язык.

В 1498 году страсбургский епископ Альберт приобретает права на монастырь у кардинала Оливьеро Карафы (Oliviero Carafa) (1430-1511), которого папа Александр VI назначил коммендатором, то есть лицом, имеющим право отчуждать доходы монастыря в свою пользу. После того как в 1503 году кардинал добровольно отошел от дел, доходы монастыря были включены в общие доходы епископства Страсбурга, и бенедиктинский приорат Св. Фе в Эльзасе прекратил свое существование.







В 1615 году страсбургское епископство передает здание в распоряжение иезуитов для основания здесь иезуитского колледжа. В тот период орден иезуитов активно распространялся по Европе, и уже существовало два «стратегических поста» на территории Эльзаса. Третий был создан в Селесте по инициативе эрцгерцога Австрийского Леопольда (1586-1632), который сам в свое время учился у иезуитов и считал усиление этого ревностного католического ордена необходимым для противодействия угрозе протестантизма.

Иезуиты не были в восторге от доставшейся им скромной и тёмной романской церкви, которая совершенно не соответствовала их идеалам. Не понимая суровой красоты и уютного очарования этого древнего храма, они начинают в церкви спорные архитектурные преобразования в модном в то время стиле барокко. Рискуя исказить аутентичный облик церкви, иезуиты всеми силами пытаются сделать ее более просторной и светлой. Они расширяют характерные для романской эпохи узкие окна боковых нефов. (В итоге единственными сохранившимися от оригинальной постройки окнами остаются первое окно с правой стороны при входе в храм и окно над северным порталом). Восьмиугольная 43-метровая башня над средокрестием, по счастью, избежала перестроек.

Но особенно иезуитов заботила задача сделать церковь более просторной, чтобы иметь возможность проводить службы для более широкой аудитории. Ранее над боковыми нефами находились низкие галереи, темные и неудобные. В 1616-1617 годах они были преобразованы в галереи-«трибуны» с окнами, которые освещали внутреннее пространство церкви. Стены боковых нефов были надстроены до высоты центрального нефа и прорезаны большими высокими двойными окнами в стиле поздней готики. Это практичное, казалось бы, решение не лучшим образом отразилось на силуэте церкви, которая теперь стала напоминать огромный каменный куб, увенчанный тяжеловесной крышей. Последняя, к тому же, имела и ряд других эстетических недостатков: она не только частично закрывала башню средокрестия, но еще заменила собой фронтон западного фасада.







В 1680 году, чтобы сделать церковь еще более светлой, иезуиты убрали из главного алтаря старинные витражи XII века. В 1733 году была создана барочная кафедра проповедника, которую можно увидеть в церкви и по сей день. В 1734 году северная башня была надстроена на один ярус (не имевший ничего общего в архитектурном плане с остальными) и увенчана луковичным куполом. В 1742-1745 иезуиты выстроили по соседству с церковью новое здание своей школы (ныне там располагается налоговое управление). Кроме того, они неоднократно реконструировали монастырские постройки.

В 1767 году, после изгнания иезуитов, монастырские здания были выкуплены городскими властями. На этом месте планировалось устроить прогулочную зону для офицеров, и церковь была обречена на снос, но кардинал Роган (cardinal de Rohan) спас храм от разрушения. Несмотря на все сомнительные перестройки, иезуиты поддерживали здание в отличном состоянии. К тому же, оно практически не пострадало во время Французской революции. В 1803 году в Селесте был создан второй церковный приход, и храм стал приходской церковью.
В 1882 году решено было очистить от пристроек западный фасад церкви, для чего потребовалось снести северное крыло павильона бывшего колледжа иезуитов, чтобы храм мог предстать во всем своем великолепии. В 1885 году церковь начали украшать новыми витражами. Также решено было убрать иезуитские алтари (часть скульптур с алтарей хранится в гуманистической библиотеке Селесты). Вскоре началась комплексная реставрация храма, которая продолжалась до 1893 года под руководством архитектора Карла (Шарля) Винклера (Karl Winkler/Charles Winkler).

В 1888 году была произведена перестройка башен западного фасада: были разрушены ярусы северной башни, добавленные при иезуитах, а два первоначальных яруса были увенчаны каменными главами с ромбовидными гранями — наподобие куполов церкви Сен-Лежер в эльзасском городе Гебвиллере (Guebwiller). Южная башня на тот момент имела всего один ярус в высоту и была увенчана крышей с двойным фронтоном. Из соображений симметрии было решено достроить эту башню по аналогии с северной. Между башнями появился остроконечный неороманский фронтон (обратите внимание на то, как он отличается по цвету от основной части фасада). В 1891 году были уничтожены построенные при иезуитах боковые галереи (на старой фотографии внизу они еще видны), а крыши боковых нефов опустили на первоначальный уровень. Снаружи и внутри храма в ходе реставрации были установлены неороманские скульптуры (авторы: Émile Sichler и P. Gachon). Ряд капителей с башен, а также два льва при входе были заменены копиями (оригиналы хранятся в музее Селесты).

В 1892 году старое напольное покрытие было заменено новым мозаичным с изображением символов евангелистов и знаков зодиака. В 1893 году, в ходе работ по замене покрытия, была обнаружена древняя крипта, засыпанная иезуитами в XVII веке. Тогда же был найден и знаменитый бюст «прекрасной незнакомки» (Dame inconnue de Saint-Foy), который предположительно является портретным изображением (посмертной маской) Хильдегарды фон Эгисхейм или ее дочери Аделаиды.

Специалисты оценили проведенную реставрацию как слишком небрежную и обрушились на Винклера с ожесточенной критикой. Впрочем, реставратор мог бы избежать значительной части этих обвинений, если бы в ходе работы удосужился хотя бы изучить другие храмы, построенные в тот же период, и в первую очередь Кафедральный собор в Сен-Дье-де-Вож, который возводился предположительно теми же мастерами. В частности, Винклеру в вину ставят ошибочный выбор ромбовидной формы каменных глав, которая характерна для рейнского искусства, но почти не встречается в Эльзасе и особенно в Лотарингии, а между тем общий архитектурный облик церкви соответствует именно лотарингским образцам. Многие также критикуют решение Винклера об установке над фасадом неороманского треугольного фронтона из яркого песчаника между двумя башнями. Кроме того, искусствоведы сочли крайне неудачными неороманские капители, которые были добавлены Винклером к промежуточным опорам нефа, равно как и откосы, посредством которых он присоединил эти капители к стене.

Тем не менее, несомненная заслуга реставратора заключается в том, что он смог вернуть церкви оригинальный романский силуэт за счет приведения высоты боковых нефов к первоначальному уровню.













Крипта — единственное, что осталось от первоначального храма Гроба Господня, построенного в 1087 году по распоряжению Хильдегарды фон Эгисхейм. Крипта располагается под средокрестием. Туда можно спуститься по одной из двух изогнутых лестниц, расположенных по обеим сторонам хора (алтарной части).





Продолговатый вестибюль крипты сохранился практически в нетронутом виде. Он ведет в пронаос (передний зал), или капеллу ангелов, которую, в отличие от вестибюля, реставраторам пришлось восстанавливать. Пронаос представляет собой перекрытый крещатым сводом подземный склеп квадратной формы (2,50 на 2,50 метра), в котором выставлена лишенная каких-либо элементов декора гробница. Историки утверждают, что это место может рассматриваться как копия места захоронения Христа в Иерусалиме (грота, именуемого tegurium).

Во время реставрационных работ среди строительного мусора был обнаружен загадочный пустотелый слепок: бюст благородной дамы, которая, возможно, была похоронена под полом капеллы, а ее тело предварительно покрыто негашеной известью (таков был средневековый обычай — хоронить в извести, когда человек умирал от страшной болезни, в данном случае, видимо, от чумы). Затвердев, эта известь приняла форму тела. Эта женщина, умершая в возрасте около 30 лет, вероятно, и есть основательница храма Хильдегарда (ум. 1094/1095) или же ее дочь Аделаида, скончавшаяся около 1100 года. Возникшая таким образом посмертная маска может считаться единственным дошедшим до наших дней правдивым портретом человека средневековья, известного нам по имени.

Таинственная женщина, на губах которой навсегда застыла едва заметная последняя улыбка, получила прозвище «Прекрасная незнакомка из Селесты» (La belle inconnue de Sélestat). На основе этого бюста было сделано четыре слепка, один из которых хранится под стеклом в самой крипте.

Информация взята с сайта:

http://www.mishanita.ru/2011/12/29/13817/

Tags: архитектура
Subscribe

promo barucaba march 6, 2016 13:39 2
Buy for 10 tokens
Музыка - это искусство звуков и каждый звук в ней имеет своё обозначение. Нота (лат. nōta — «знак», «метка») в музыке — это графическое обозначение звука музыкального произведения, один из основных символов современной музыкальной нотации. Вариации в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments