June 13th, 2015

Тибо Шампанский - "Принц труверов"

Тибо IV Трубадур, также Тибальт (фр. Thibaut IV de Champagne; 30 мая 1201, Памплона — 8 июля 1253, там же) — граф Шампани и Бри с 1201 года, король Наварры под именем Теобальдо I Великий с 1234 года, посмертный сын графа Тибо III Шампанского и инфанты доны Бланки Наваррской, сестры короля Наварры Санчо VII Сильного. В 1229 году, живя по приглашению королевы в Лувре, пользовался влиянием при дворе и сочинял песни. С 1234 король Наварры, прозванный "принцем труверов". Один из немногих труверов знатного происхождения, Тибо Шампанский принимал активное участие в сложной политической борьбе,  Участник крестового похода (1239-40).

Thibault_IV_Comte_de_Champagne (300x504, 24Kb)

Thibaut IV de Champagne

Collapse )




promo barucaba march 6, 2016 13:39 2
Buy for 10 tokens
Музыка - это искусство звуков и каждый звук в ней имеет своё обозначение. Нота (лат. nōta — «знак», «метка») в музыке — это графическое обозначение звука музыкального произведения, один из основных символов современной музыкальной нотации. Вариации в…

Развлечения и игры дворянской эпохи. КАРТЫ

Оригинал взят у museum_tarhany в Развлечения и игры дворянской эпохи. КАРТЫ
«Помещичья жизнь – любопытная страничка истории... Сколько бы я не изучал старинных усадеб, никогда нельзя почувствовать усталости и пресыщенности», – писал в начале XX века известный исследователь русской дворянской усадьбы Ю. И. Шамурин.

Представляют интерес способы свободного времяпровождения, развлечения в «дворянских гнездах» эпохи русского романтизма, эпохи поэзии Державина, Карамзина, Жуковского, Батюшкова и взлета поэзии Пушкина и Лермонтова.

Хлебосольство и радушное гостеприимство было в большой чести в указанное время. Любили русские дворяне ездить в гости из одного села в другое «хлеб-соль кушать, песенок послушать». В те годы в приеме гостей наблюдались тонкие различия сословных отношений. «Лица высшего звания, занимавшие значительные посты, и члены их семейств подъезжали прямо к крыльцу дома, другие въезжали во двор, но останавливались на некотором расстоянии от крыльца и шли к нему пешком; те, которые почитали себя гораздо низшими пред хозяином, останавливались у ворот и проходили пешком через весь двор. <...> Со стороны хозяина встреча гостя также соразмерялась с его достоинством <...>. Важных гостей полагалось встречать у крыльца, других – в сенях, третьих – в парадных комнатах». С «мелкими же соседями» совсем не церемонились – «не смели они войти на парадное крыльцо, а все через девичье старались».


Васнецов Виктор Михайлович. “Преферанс”, 1879 г.

До середины XIX века сохранялся обычай делать несколько встреч гостю, которого хозяин особенно чествовал и который по служебным, семейным и общественным условиям требовал уважения. В этом случае, у ворот важного гостя встречало лицо низшего звания в доме, у крыльца дворецкий или управляющий, а в дом провожала сама хозяйка или хозяин, предварительно распахивая перед ним двери.
Те дворяне, которые жили открыто и гостеприимно, охотно принимали по воскресеньям соседей по поместью. Но «дальних» гостей, преимущественно большую родню, ждали и в любое время. «Слышимый издали звон колокольчиков извещал о их прибытии <...> Вот показывалась большая карета, а за ней еще несколько экипажей и телег, в которых тащился весь причет слуг и служанок».
Над каретою, как правило, были прикреплены плоские ящики, обитые кожею, в которые можно было помещать дамские платья, не складывая их, а на запятках укреплялись один над другим сундуки. Внутри же кареты были устроены выдававшиеся наружу погребцы – «неизбежные спутники любящих путешествовать помещиков. В одном из них укладывали провизию: хлеб, печеные яйца, жареные куры и цыплята, ветчина и т. д. Под крышкою другого находился поднос, а на нем красовалась спящая под деревом невинная пастушка, украшавшая чайный прибор – изображение, без сомнения, полезное», – пишет В. А. Соллогуб в повести «Тарантас», – «К чайнику соседился стеклянный графин с чаем, другой, подобный ему, с ромом, два стакана, молочник и мелкие принадлежности чайного удовольствия».

Поводом для приема гостей становилось любое событие – свадебный сговор, приезд в отпуск сына, крестины, родины, именины и т.д. Обнаружить во всем блеске свое хлебосольство, умение угощать и развлекать гостей, помещики могли и во время православных праздников – на Рождество, Масленицу, Свят- ки, Троицу и Пасху. В этих случаях съезжались и родные, и знакомые. Лошадьми, экипажами или санями «застанавливалась» значительная часть большого двора, потому и говорили о том, «что у такого-то гостей полный двор или целый обоз».

Гостями «дом был всегда набит битком» и у «села Тархан помещицы гвардии поручицы Е. А. Арсеньевой». Выросшая в обстановке «широкого гостеприимства», она и двери своего дома всегда держала открытыми. О том, как «тоску размыкивали» ее многочисленные гости сохранилось достаточно свидетельств. Одно из них – отставного капитана, в молодости своей бывавшего в Тарханах в «сообществе своих товарищей». На вопрос А. Н. Корсакова, собиравшего сведения о Лермонтове, запомнил ли он поэта, когда-то бравый военный ответил: «Видал-с... но мало внимания обращал. Больше игра в карты занимала».


Дорогов Александр Матвеевич. «Игроки», 1840 г.

Collapse )