barucaba (barucaba) wrote,
barucaba
barucaba

«Нежная мечтательница»

Оригинал взят у museum_tarhany в «Нежная мечтательница»
Марии Михайловне Лермонтовой, матери великого поэта, было суждено прожить «21 год 11 месяцев и 7 дней», как свидетельствует надпись на гранитном памятнике, увенчанном бронзовым крестом со сломанным якорем, символом разбитых надежд. Всего два года и несколько месяцев она была рядом со своим сыном. Но детские впечатления, связанные с ней, Лермонтов запомнил на всю жизнь.
О Марии Михайловне известно совсем немного. Она была единственным ребенком в семье Елизаветы Алексеевны и Михаила Васильевича Арсеньевых. Родилась в Москве. Домашнее образование, принятое в то время для девиц, получила в Тарханах. Родители старались дать дочери хорошее воспитание. Подтверждение тому – найденный документ об итальянском танцмейстере Стилятто, учившем тарханскую барышню танцам. Она увлекалась сентиментальными романами графини де Жанлис, Мари де Бомон, а также «Бедной Лизой» Н.М. Карамзина. Готовилась к поступлению в Смольный институт, куда были поданы документы. Однако скоропостижная смерть отца в новогоднюю ночь 1810 года разрушила планы: Елизавета Алексеевна не отпустила от себя единственную дочь.
В восемнадцать лет Мария Михайловна вышла замуж. Ее избранником стал Ю.П. Лермонтов – красивый и статный молодой человек, капитан в отставке, бедный дворянин. Выбор дочери мать не одобрила. К неудовольствию Арсеньевой ее кроткая и хрупкая Машенька твердо и решительно отстояла своего избранника.
Где и когда состоялось венчание родителей Лермонтова, неизвестно, но жить они стали в Тарханах. В памяти дворовых остались добрые дела Марии Михайловны. Люди помнили, как «в сопровождении мальчика-слуги, носившего за нею снадобья», она «переходила от одного крестьянского двора к другому с утешением и помощью». Говоря о Юрии Петровиче, крестьяне восклицали: «Добрый, очень добрый барин!». По-девичьи трогательные стихи, вписанные рукой Марии Михайловны в маленький альбом в коричневом сафьяновом переплете, – это свидетельство счастливого периода жизни родителей поэта, искренних и нежных чувств молодой женщины к мужу:
Люблю тебя, люблю – сам Бог мне в том свидетель.
Возможно ли твоих достоинств не ценить?
Любя тебя, мой друг, люблю я Добродетель.
Желание одно – тебе подобной быть.
Однако отношения в семье осложнялись частыми ссорами между Арсеньевой и Юрием Петровичем. Мария Михайловна мучилась из-за этого, и лучшим утешением для нее была музыка и общение с сыном. «Как некий сон младенческих ночей» остался в душе поэта ее образ.
Лермонтов почти ничего не помнил о матери, но видел ее портрет. В доме хранили вещи, письма, книги Марии Михайловны. О ней вспоминали родственники и знакомые. Особенно много давало общение с Марией Акимовной Шан-Гирей, двоюродной сестрой Марии Михайловны. Мать поэта в своем альбоме называла ее подругой «по душе и чувствам».
Тоской по матери пронизаны детские воспоминания Лермонтова, этими воспоминаниями он наделял и героев произведений. В драме «Странный человек» Владимир Арбенин говорит о матери, с которой был рано разлучен: «На ее коленях протекали первые годы моего младенчества, ее имя было первою моею речью, ее ласки облегчали мои первые болезни».
Самое яркое впечатление детства Лермонтов вспоминал так: «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать». Унаследовавший музыкальность матери, поэт очень дорожил своими воспоминаниями о музыке, услышанной в детстве. Главное, что осталось у него от матери, – отзвук ее песни. Он прошел через многие произведения Лермонтова. Прежде всего, это «Ангел» – одно из юношеских стихотворений, где звучит чарующе-печальная материнская песня. Ангел в этом произведении становится олицетворением матери. Первое, что услышал младенец, – песня, мелодия которой навсегда осталась в его душе.
В стихотворении «Кавказ» воспоминания о красоте природы оживляют переживания, связанные со смертью матери:
В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас…
Красивая музыка и замечательный голос всегда находили отклик в душе Лермонтова. В стихотворении «Она поет – и звуки тают…» поэт в первую очередь описывает голос, а потом внешность. Многие женские образы он связывает с музыкой. Например, в романе «Герой нашего времени», в главе «Тамань», герой слышит голос Ундины, о котором говорит: «Звук будто падал с неба». Музицирует княжна Мери, поет и танцует Бэла.
Спустя годы, храня сердечную память о матери, Лермонтов создаст едва ли не самые проникновенные в русской поэзии стихи о материнской нежности и любви, хранившей сына от житейских невзгод, – «Казачью колыбельную». В.Г. Белинский писал об этом стихотворении: «… все, что есть святого, беззаветного в любви матери, …вся бесконечность кроткой нежности, безграничность бескорыстной преданности, какою дышит любовь матери, – все это воспроизведено поэтом во всей полноте». Это стихотворение – блестящий итог раскрытия Лермонтовым образа материнства. Поэт как бы вживается в мир чувств лирического персонажа. Сделать это впервые в русской литературе удалось именно ему. Может быть, оттого, что между матерью и сыном, похожими внешне («Он очень походил на мать свою», подмечено Краевским), было и духовное родство. Друзья ценили в Лермонтове доброту и любящее сердце. В общении с близкими людьми он был «полон женской деликатности и юношеской горячности». Эти душевные качества, способность тонко чувствовать и сопереживать поэт унаследовал от матери. Память о ней навсегда осталась святой, ее образу в душе Лермонтова мы обязаны созданием многих замечательных творений.
Шубенина Е.И.
Tags: Лермонтов, поэзия, поэты
Subscribe

Posts from This Journal “Лермонтов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments